Сегодня
История
Подворья
Игумены обители
Святыни обители
Путеводитель
Фотогалерея
Паломнику
Гостевая книга
Форум

СЕГОДНЯ

РАСПИСАНИЕ БОГОСЛУЖЕНИЙ

Авторизация

Логин
Пароль
Вспомнить пароль
Регистрация

Поиск

 

Прогноз погоды:

Московская область


МОНАСТЫРСКИЕ ИЗДАНИЯ

ИСТОЧНИК

ЭКСПОЗИЦИЯ ИСТОРИИ МОНАСТЫРЯ

ГАЗЕТА "БЛАГОВЕСТ"

РУССКИЙ АФОН

2015 г.

2016 г.

2017 г.

2018 г.

2019 г.

ЖИЗНЬ ОБИТЕЛИ

МИССИОНЕРСТВО

Фильмы о праздниках

Интересные материалы

Полезные ссылки

Библиотека

ДОМ МИЛОСЕРДИЯ

КУСТ НЕОПАЛИМОЙ КУПИНЫ

Екатерининский монастырь

По плодам познаете древо. Сайт игумена Владимира (Маслова)

Незнакомое православие. Отвергающим, сомневающимся, ищущим, ликбез, заблуждения, оглашенным, новоначальным, успокоившимся, воинам Христа.

Журнал для настоящих пап

Православная библиотека

Миссионерский отдел

Миссионерская группа Соль земли в 
ВКонтакте

Библия за год

На главную Карта сайта Написать письмо
СВЯТО-ЕКАТЕРИНИНСКИЙ  МУЖСКОЙ  МОНАСТЫРЬ - ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ

На главную ИСТОЧНИК

ИСТОЧНИК


Исторический очерк о нашем источнике.


История Свято-Екатерининского монастыря помнит тот период расцвета монастырской жизни, когда в монастырь прибывали паломники не только для душевного исцеления, но и для физического. На территории Сухановской усадьбы находился источник излечивающий, по свидетельствам очевидцев, болезни опорно-двигательного аппарата. С этой целью в монастырь приезжали не только обычные люди, но и многие священнослужители. Хозяева Суханово предоставляли для желающих комнаты, при усадьбе было открыто что-то вроде не большей гостиницы. Братия монастыря тоже почитала источник целебным и обязательно посещала его. Приведем немного истории самой усадьбы и его источника.

Долина речушки Гвоздни, название которой припомнит далеко не каждый местный житель, — одна из живописнейших в ближнем Подмосковье. Сосновый бор, дубравы, высокие холмы, пересекаемые причудливыми оврагами, притягивают взор и будят воображение. Еще в конце XVII века здесь возникло поместье, которым владели видные государственные мужи.

Одним из них был боярин Тихон Никитич Стрешнев (в 1697 году Петр I оставил его первым правителем на время своей заграничной поездки).

Затем имение перешло к Дмитриевым-Мамоновым — Ивану Ильичу (женатому на сестре императрицы Анны Иоанновны Прасковье), потом к его дочери Анастасии, а после — к племяннику Федору Ивановичу, писателю, автору оригинального сочинения «Дворянин-философ» (1769) и поэмы «Любовь» (1771). Позднее Суханово приобрел известный масон, сенатор Алексей Петрович Мельгунов, также имевший склонность к литературному творчеству.

Его дочь Екатерина Алексеевна (1770–1853), вышедшая замуж за князя Дмитрия Петровича Волконского (1764–1812), на целое столетие связала усадьбу с фамилией супруга и в значительной мере определила ее неповторимый облик.

Конечно, и главный господский дом, неоднократно перестраивавшийся, и большой пруд наметили основные оси парка задолго до того, как ими начала распоряжаться княгиня. Ландшафт формировали не только утонченные фантазии, но прежде всего хозяйственные нужды. Едва ли не первым сооружением в Суханове была водяная мельница, для устройства которой преградили путь Гвоздне и создали большой пруд. Мельница давно отжила свой век, а основательно укрепленная плотина надежно связала два берега, на которых раскинулся пейзажный парк с павильонами. Поднимаясь от плотины в центральную часть усадьбы, мы непременно пройдем под каменным мостом, сооруженным примерно в 1816 году. Он связывает отнюдь не главные аллеи парка, и на первый взгляд без него вполне можно было обойтись.

Но на самом деле этот мост соединяет два таинственных мира…В 1813 или в 1814 году в дальней части парка, примыкающей к Завлянскому оврагу, по замыслу Екатерины Алексеевны был построен необычный храм-мавзолей, освященный во имя Св. Димитрия Ростовского. Видимо, он считался небесным покровителем ее почившего супруга. Изначально храм не был соединен галереями с расположенными по обе стороны от него флигелями, в которых размещались мужская и женская богадельни. Небольшую колокольню перед мавзолеем окружала колоннада. Более всего современников поражала белокаменная «корона» Димитровской церкви, четко выделявшаяся на фоне краснокирпичных стен. Храм-мавзолей имел три входа; к центральному — с дорическим портиком — вела каменная лестница. На ней размещались чугунные жертвенники-треножники, в которых замерли кованые языки пламени.


Нижняя часть храма стала местом упокоения нескольких поколений князей Волконских. Как писал Е.А. Баратынский, «обычай прав, усопших важный сон нам почитать издревле повелевший». Но такого выражения любви к памяти близкого человека русская усадьба, пожалуй, еще не знала. Тропинка от мавзолея ведет через уже знакомый нам мостик к «храму Венеры» — беседке- ротонде, расположившейся над обрывом в центральной части парка. Рассказывают, что когда-то в ней находилась мраморная статуя богини любви. Оба сооружения — мавзолей и беседка — круглые в плане, их своды поддерживаются колоннами, а купола внутри расписаны так называемыми кессонами, имитирующими квадратные углубления с розетками посередине. Как противоположны и как неразделимы царства любви и смерти! Сегодня эти символические сооружения заметно поблекли…


П.М. Волконский и Александр I


Еще при жизни княгиня Е.А. Волконская передала бразды правления усадьбой любимому племяннику, князю Петру Михайловичу Волконскому (1776–1852) — генерал-фельдмаршалу, министру Императорского двора. П.М. Волконский пользовался безграничным доверием Александра I. Он был адъютантом государя, сопровождал его во время заграничного похода 1805 года, отличился в битве при Аустерлице, являлся организатором и первым начальником Главного штаба. Князь находился при императоре и во время поездки в Таганрог, когда внезапная болезнь прервала жизнь монарха. В память о почившем государе Волконский привез в сухановский дом диван, на котором лежал в Таганроге смертельно больной Александр I, и снабдил реликвию мемориальной надписью. В дальнем, западном, углу парка, за нижним каскадным прудом князь установил памятник Александру I — чугунный обелиск высотой около семи метров на кубическом основании, увенчанный двуглавым орлом. Рядом с памятником находился детский чайный домик. Обитатели Суханова, несомненно, очень любили чаевничать в нижней части парка, глядя на игру лучей заходящего солнца в зеркале большого пруда. Взрослые пили чай в так называемом «птичнике» — деревянном домике, с виду похожем на каменный. Он располагался чуть выше, на пригорке, где изгибается тропинка, ведущая к нижнему каскадному пруду. Фасад здания, выполненный в виде полукруглой террасы с четырьмя колоннами, был обращен к большому пруду. Домик состоял из трех комнат. В двух летали «райские» птицы, а в третьей подавали чай. Перед птичником тоже стоял памятник — четырехгранный столб из гранита с урною наверху — дань памяти супруге Александра I императрице Елизавете Алексеевне, скончавшейся в 1826 году. Два мемориальных сооружения, посвященных августейшей чете, еще теснее связали старшее и младшее поколения князей Волконских, для которых чайная церемония была не только праздником утонченного вкуса и предчувствием «райских блаженств», но и неизменным напоминанием о таинственном единстве живых и усопших.


Летняя катальная горка


В Суханове было место и для непосредственной радости, игры, потехи. От причала, украшенного мраморными скульптурами сфинксов, в плавание по большому пруду отправлялись лодки или небольшие яхты. На них совершали веселые путешествия к стоявшей на другом берегу беседке. Поднимаясь далее, к вершине холма, трудно было удержаться от искушения спуститься в Олехвинский овраг по желобу летней катальной горки, устроенной в 1810–1811 годах на манер аналогичного сооружения в Ораниенбауме. Грот, расположенный внизу, жарким летним днем манил прохладой и тишиной. Полюбовавшись видом усадьбы с правого берега запруженной Гвоздни, мысленно вернемся назад, к причалу и поднимемся от него к роднику.


Когда-то здесь находилась чугунная статуя девушки с разбитым кувшином, повторяющая известную скульптуру П.Соколова в Царском Селе. Надо ли говорить, что родник и статуя представляли собой нерасторжимое смысловое единство. Однако уже в начале XX века скульптуру перенесли поближе к мавзолею, опасаясь что разбитым окажется не только кувшин. Ей посвящено немало стихов. Кто-то из литературных кумиров даже утверждал, что девице «весело грустить… поджав не зябнущие ноги».

Выше родника расположено несколько красивых каскадных прудов, обрамленных густой зеленью парка. Их называли «рыбными», что соответствовало хозяйственному назначению. От главного дома к верхнему пруду (мимо несохранившегося здания оранжереи) вела дорожка, а чуть ниже — липовая аллея. С востока и со стороны Завлянского оврага зарастающие пруды тоже прячутся в деревьях, так что Суханово находится в центре своеобразного водного ожерелья.


Господский дом


История сухановского дворца, начавшаяся в XVIII веке, связана с многочисленными перестройками. Вскоре после революции дворец сгорел, а здание, которое мы видим сейчас, основательно перепланировано в 1945–1946 годах архитектором В.Д. Кокориным. Когда-то во дворце были фельдмаршальская, турецкая, египетская комнаты, кабинет княгини, бильярдная. Китайская комната сооружалась при участии академика Ф.Г. Солнцева. В ту эпоху дом, как и вся усадьба, считался маленьким космосом — зерцалом Вселенной, в нем по возможности стремились отразить все многообразие мира. Восточный фасад здания украшает полуротонда с чугунными лестницами; портик с ионическими капителями колонн обращен на запад. Отсюда открывается величественный вид на «храм Венеры» и противоположный берег большого пруда. Живое дыхание природы не сковано кабинетными чертежами, но и в просторной изумрудной эспланаде, и в вазонах, и в силуэтах вековых деревьев ощущается деликатное, осмысляющее пейзаж воздействие руки зодчего.


Церковь


Очевидно, хозяева Суханова не торопились строить усадебную церковь. Дело в том, что всего в версте от дома находилась знаменитая Екатерининская пустынь, в конце XVII века основанная по велению царя Алексея Михайловича. Согласно преданию, охотясь в здешних лесах, царь заснул и увидел Св. великомученицу Екатерину, которая предсказала ему рождение дочери. Усадебная церковь Суханова была возведена, вероятно, еще при А.П. Мельгунове (видимо, не случайно назвавшего свою дочь Екатериной) и с архитектурной точки зрения ничем не выделялась. Она располагалась вблизи правого крыла господского дома. Престольный праздник в ней приходился на 31 августа (по старому стилю) — последний день церковного года, когда вспоминается Положение честного пояса Пресвятой Богородицы. Придел, пристроенный позднее, был освящен во имя Св. апостола Петра — небесного покровителя П.М. Волконского. Сухановский священник жил в собственном доме, сооруженном местными зодчими в неоготическом стиле. Возможно, это здание не особенно красиво, но во всяком случае незаурядно. Оно находится рядом с домом приказчика и зодчего — по левую сторону современной дороги, ведущей к плотине. Вместе с другими хозяйственными постройками дом образует маленький готический поселок. Хозяева Суханова долгое время вынашивали замысел строительства своеобразного храма, предназначенного не для литургического служения, а для уединенных размышлений. В 1824 году известный архитектор К.Росси создал проект «храма уединения». Он должен был представлять собой павильон с дорическими портиками, состоящий из трех комнат. «Храм уединения» предполагали возвести за липовой аллеей, ведущей в деревню Лопатино, но до строительства дело так и не дошло. Среди известных архитекторов, предположительно участвовавших в формировании сухановского ансамбля, называют имена Д.Жилярди, А.Григорьева, В.Стасова. Однако нет достоверных свидетельств того, что здесь работал тот или иной зодчий. Поэтому не исключено, что местные крепостные мастера тоже принимали участие в проектировании усадьбы. С еще большей уверенностью можно говорить, что их умение и вкус проявляются в многочисленных изделиях художественной ковки и литья. В самом деле, если вспомнить о чугунной ограде, лестнице господского дома, треножниках перед мавзолеем, скульптуре девушки с кувшином, а также о частично утраченных элементах декора, то станет очевидно, что здесь не могло обойтись без местных умельцев. На гербе князей Волконских, несколько поколений которых неустанно заботились о процветании усадьбы Суханово, начертан девиз: «In Deo spes mea» («На Бога упование мое»). Они умели верно служить этому миру и наслаждаться им, имея непоколебимую надежду и опору в другом…


Дорогие наши! Братия монастыря просит помощи у всех православных христиан для спасения уникального Божьего дара людям – целебного сухановского источника. Не оскудеет рука дающего, не очерствеют наши сердца… Реквизиты для добровольного пожертвования указаны на сайте. Сердечно благодарим всех, оказывающих нам посильную помощь! Мир Вам!

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU

Создание сайта Веб-студия Vinchi

®©Vinchi Group